Ближайшие и отдаленные результаты лечения хронического алкоголизма по катамнестическим данным. (продолжение)

Больной П. 40 лет. Поступил в больницу З.Ш 1956 г. с жалобами на болезненное влечение к алкоголю. Поступает впервые. Рос и развивался нормально. Окончил 7 классов. Пошел в армию. Был на фронте легко ранен в правую голень. Контужен не был. После демобилизации по настоящее время работает на заводе слесарем. Женат, имеет ребенка. В прошлом ничем не болел. Начал пить водку в 20 лет. Пил очень редко. Злоупотребляет алкоголем с 1942 г. Пил запоями: по 3—4 дня с переры­вами 1—2 недели. Последнее время пьет систематически. Выпивал до 1 л водки в сутки. Опохмеляется в течение 6 лет. Выходит на работу в пьяном виде. Имел неприятности по службе. В пьяном виде устраивал скандалы дома. Был груб, раздражителен.


Физическое состияние: выше среднего роста, удовлетвори­тельного питания. Со стороны внутренних органов изменений не обнару­жено. Симптомов органического поражения нервной системы не отмечалось.


Психическое состояние: Сознание ясное, правильно ориенти­рован. Обманов восприятий не было. Интеллектуально-мнестические функ­ции без особых изменений. Критически относился к своему поведению в прошлом. Эмоционально неустойчив, раздражителен. Находился на лечении 30 дней. За время пребывания в больнице значительно окреп. Получил 15 инъекций апоморфина. Выработан хороший эмоциональный и рвотный рефлекс. Выписан в хорошем состоянии.


Катамнестические сведения: Не пьет, работает. Хорошо зарабатывает.


Больной С. 28 лет, поступил в больницу 4/Ш 1956 г. с жалобами на неопреодолимое влечение к алкоголю. Поступает впервые. Рос и развивал­ся нормально. Окончил 6 классов и курсы машинистов. Работал на мель­нице в качестве дизелиста ? 1948 года по 1951 г. Служил в армии. Ранен и контужен не был. После демобилизации работал на мельнице также ди­зелистом. Холост. Перенесенные заболевания: корь, грипп, ангина. Курит. Злоупотребляет алкоголем г 1954 г. Раньше пил запоями по 5—6 дней, пе­рерывы до 2 недель. С 1955 г. опохмеляется. Последние 2 года пьет почти ежедневно. Выпивает до 1,5 литра водки в сутки. Пьет в компании. В пья­ном виде скандалит, дерется. Продает и пр.живает вещи. С работы уволен за систематическое пьянство. Живет со старухой-матерью. Пропивает и свои и ее веши. В пьяном виде груб, раздражителен.


Физическое состояние: Выше среднего роста, хорошего пита­ния. Со стороны внутренних органов особых изменений не обнаружено. Признаков органического поражения центральной нервной системы не об­наружено.


Психический статус: Сознание ясное. Правильно и всесторон­не ориентирован. Обманов восприятия не удалось выявить. Память сниже­на. Круг интересов сужен, склонен к хвастовству, лживости, алкогольному юмору. Утрачена потребность в труде. К своему состоянию критическою отношения не было. Не верил в лечение. Эмоционально был неустойчив, раздражителен, склонен к конфликтам. Груб в обращении, развязен. Нахо­дился на лечении 55 дней. За время пребывания в больнице физически окреп. Стал спокойней, по-прежнему не верил в лечение. Получил 23 инъ­екции апоморфина. Выписан в хорошем состоянии.


Катамнестические сведения: Сразу же после выписки на­чал пить. Не работал. Наши данные показывают, что у больных с явлениями алкогольной деградации (а их было под нашим наблюдением 5 человек) лечение апоморфином по существу оказалось неэффективным. Из них три запили в первые дни после выписки, двое в течение до 3 месяцев после ле­чения. У остальной группы в 45 больных, где не было выраженных явле­ний алкогольной деградации, результаты апоморфинотерапии таковы: запи­ли до 3 месяцев — 7 человек, от 3 до 6 месяцев — 16 человек, от 6 месяцев до 11 года — 18 человек. Не пьет 9 человек.


Эти данные убеждают нас в том, что лечение больных с вы­раженной деградацией личности является неэффективным.


Вторая группа больных, численностью в 19 человек, лечи­лась антабусом. Лечение антабусом мы проводили по обще­принятой схеме в соответствии с инструкцией, утвержденной Министерством. Курс лечения продолжался в среднем месяц, 30—35 дней; так как больные большей частью не соглашались на продолжение лечения свыше этого срока и настаивали на выписке. Для лечения антабусом отбирались больные из чис­ла повторно поступивших, ранее лечившихся апоморфином.


Таким образом, в этой группе больных можно отметить стойкое влечение к алкоголю, не уступающее обычным мето­дам лечения.


По алкогольному «стажу» больные распределялись следую­щим образом: до б лет — 7 человек, от 5 до 10 лет — 5 человек, свыше 10 лет — 7 человек.


По возрасту распределялись таким образом: от 25 до 35 лет — 9 человек, от 35 до 45 лет — 6 человек, от 45 до 60 лет — 4 человека.


Для лечения антабусом отбирались больные преимущест­венно среднего возраста. Учитывались соматические проти­вопоказания к этому методу лечения. Этим больным до лече­ния антабусом проводилась общеукрепляющая и дезинтокси- кационная терапия. В период лечения антабусом проводилась одновременно рациональная психотерапия.


Катамнестические данные в отношении этой группы боль­ных, собранные через 2,5 года после выписки больных из ста­ционара, показали следующее: стойкие результаты, выразив­шиеся в отсутствии влечения к алкоголю и неупотреблении спиртных напитков имели место у 10 больных (больше чем у половины обследованных). У 9 больных наступил рецидив, эти больные стали злоупотреблять алкогольными напитками в раз­ные сроки после выписки. Также в этой группе больных можно установить некоторую корреляцию между алкогольным ста­жем, степенью деградации и быстротой рецидива. У них имеет­ся известная взаимосвязь между этими показателями, иными словами более длительное злоупотребление алкоголем и боль­шая степень алкогольной деградации является прогностически неблагоприятным фактором для лечения антабусом, и рециди­вы в таких случаях отмечаются чаще. Однако, нам приходилось наблюдать столь значительные отклонения от этой зако­номерности, которые делают ее весьма относительной.


В отно­шении некоторых наших больных, до лечения казалось, что в результате длительного злоупотребления алкоголем и измене­ния психики, вряд ли можно было надеяться на успехи. Тем не менее при катамнестическом обследовании мы могли отметить более или менее стойкий отказ от спиртных напитков на протя­жении 2,5 лет. С другой стороны, некоторые «свежие» алкого­лики, без выраженных черт деградации, внушавшие надежды на хороший исход, запили вскоре после выписки. Наши наблю­дения и анализ получаемых нами при обследовании данных позволяют отдать предпочтение терапии антабусом, как методу лечения алкоголизма. Этот метод, по-видимому, более эффек­тивен, чем апоморфин и другие средства, так как он дает более частые длительные и стойкие ремиссии.