Осложнения при лечении больных хроническим алкоголизмом антабусом. (Антабусные психозы. Наблюдение третье)

Больной А-в И. А. 1925 года рождения. Поступил с жалобами на не­удержимое влечение к алкоголю, бессонницу, головные боли, повышенную раздражительность. При поступлении был в ясном сознании, правильно ориентирован, обманы чувств и бредовые идеи отрицал. Рос и развивался правильно. В 1943 г. контузия головы. Алкогольные напитки стал употреб­лять с 19 лет. Абстинентный синдром с 29 лет, с этого же времени пьет запоем по нескольку дней. Употреблял всевозможные суррогаты


Физическое состояние: сердце — тоны приглушены. АД 130/70. Со стороны нервной системы отклонений от нормы нет.


Психический статус: сознание ясное, несколько эйфоричен, добродушен, общителен, мышление поверхностное. Критика к своему со­стоянию сохранена. После проведенной симптоматической терапии боль­ному назначено лечение антабусом по общепринятой схеме. После приема 5,5 антабуса была проведена антабус-алкогольная проба, больному дано 40 мл 40% алкоголя. Антабус-алкогольная реакция была выражена в сред­ней степени. На следующий день беспокоила головная боль. С 13 февраля продолжал принимать антабус по 0,5 два раза в день. После приема 10 г антабуса появилась сонливость. В течение курса лечения принял 14 г анта­буса, жалоб не было. 24 февраля в 2 часа ночи проснулся, испытывая страх, с ощущением, что у него пустая голова; наблюдались явления деперсона­лизации (не ощущал своей головы). В 7 часов утра сознание было несколь­ко затемнено. Растерян, напряжен. Не понимал, что с ним происходит. Особенно беспокоила тяжесть в голове, казалось, чго голова «чем-то наби­та». Для облегчения состояния пытался принять определенное положение. Нет достаточной критики к своему состоянию. Плачет, умоляя его выписать. После соответствующей терапии 26 февраля общее состояние улучшилось. Психотических явлений не отмечалось. Подобное состояние длилось два дня и постепенно нервно-психическое состояние нормализовалось. Больному проводилась дезинтоксикационная терапия и лечебный сон. В данном случае антабусный психоз имел абортивное тече­ние.


Комментарий: Медицина лечение алкоголизма — это работа специалистов «Первой клиники».


У вышеупомянутых больных острый психоз возник в про­цессе проведения антабус-алкогольных реакций. У этих боль­ных на высоте развития психоза было нарушено сознание, ориентировочные реакции. Больные высказывали бредовые идеи преследования, отравления. У больного 3-н, больного Г-ва (историю болезни из-за недостатка места не приводим) отмечалось расстройство памяти по амнестическому типу. Ха­рактерно, что у больного Г-ва ретроградная амнезия прости­ралась на последние 12 лет. Наблюдались слуховые галлюци­нации: музыка, пение, угрожающие голоса. Мышление в той или иной степени было нарушенным, а у некоторых было разорванным. Речь у них состояла из слов и фраз, логически ма­ло связанных или совсем не связанных между собой. Време­нами, в связи с усилением бредовых идей, больные были напря­жены, агрессивны, испытывали резкий страх, пытались бежать. В ряде случаев больные включали в бред лиц меди­цинского персонала, считая их своими врагами. Этим до неко­торой степени был обусловлен отказ больных от лечения. Антабусный психоз у данных больных длился от 5 до 25 дней и заканчивался литически. Интересно наблюдать, что иногда после некоторого улучшения состояния больного и кажуще­гося выздоровления у больных возникал рецидив антабусного психоза.


Антабусный психоз у всех наблюдаемых больных закон­чился полным выздоровлением. Никакого психического дефек­та после него не отмечалось. Нелепое поведение, разорван­ность мышления, стереотипность, манерность, а также некото­рая эмоциональная уплощенность, давали основание думать, не является ли антабусный психоз дебютом шизофрении, спро­воцированной антабусом или антабус-алкогольной реак­цией.


Однако, благоприятное и кратковременное течение заболе­вания с нерезко выраженным нарушением сознания, отсут­ствие шизофренического изменения личности дают полное основание отвергнуть шизофренический процесс. Описанный психоз обусловлен приемом антабуса, по-видимому, у лиц весьма чувствительных к нему. Данный психоз мы относим к интоксикационному и считаем целесообразным назвать антабусным психозом.


Антабусный психоз может возникать при передозировке антабуса в основном у больных хроническим алкоголизмом с органическими поражениями центральной нервной системы, обусловленными алкоголем или травмой головного мозга. При лечении антабусом, в целях профилактики антабусных психо­зов, следует соблюдать большую осторожность. В тех случаях, когда у больных появляются признаки идиосинкразии к анта­бусу (головная боль, головокружения, физическая слабость, сонливость, побледнение, неприятные ощущения в области сердца и желудочно-кишечного тракта и т. п.), необходимо делать 5—6-дневный перерыв, а затем переходить на малые дозы антабуса.


В тех случаях, когда снижение дозы антабуса не устраняет данной картины, от антабусотерапии следует отказаться. Од­ним из признаков, которые должны насторожить врача, яв­ляется резкий запах ацетальдегида изо рта больных, прини­мавших антабус.


Лечение больных хроническим алкоголизмом должно быть строго индивидуализировано. При хорошей переносимости ан­табуса больными, когда у них отсутствуют побочные явления, ни в одном случае мы антабусного психоза не наблюдали.


Как показал наш опыт, при антабусных психозах наиболее благоприятно действует аминазин, назначавшийся нами по 100—200 мг в сутки в виде подкожных инъекций 2,5% раство­ра в течение всего периода заболевания. Наряду с этим мы проводили больным лечение сном. Лечебный сон применялся нами не эмпирически, случайно, а патогенетически обоснован­но, исходя из исследований нейродинамики. При исследовании нейродинамики у больных с антабусным психозом наблюда­лись фазовые явления в I сигнальной системе, значительно выраженная тормозность во II сигнальной системе, падение величины условных реакций к концу эксперимента и удлине­ние их латентного периода. Все это свидетельствовало о на­личии у данного рода больных охранительного торможения, что — по И. П. Павлову — является прямым показанием для проведения терапии сном в целях поощрения этих защитных нервных механизмов. Одновременно мы назначали больным лечебные дозы витамина Bi, аскорбиновую кислоту, ингаля­цию Оо и др. Во всех случаях после проведения данной тера­пии мы наблюдали полное выздоровление. Катамнестические наблюдения, проводящиеся нами в динамическом разрезе, сви­детельствуют о стойкости лечебного эффекта.