О построении мотивированных внушений при психотерапии алкоголизма. (продолжение 3)

г) Ситуация беспричинно возникающей дисфории, обычно в какой-то степени купируемой привычным употреблением алкоголя.


Совету врача о формуле противодействия здесь должно предшествовать подробное разъяснение понятия дисфории с подчеркиванием аутохтонности возникновения, глубины эмо­ционального сдвига, трудности преодоления. Затем, исходя из структурных особенностей дисфории, врач ставит пациенту задачу о необходимости строгой «бдительности» с его стороны, чтобы не пропустить первых моментов возникновения дисфо­рии и постараться в этот момент настойчиво и концентриро­ванно отвлечь свое внимание в сторону от тех мыслей, которые могут питать дисфорию, переключить внимание на какую-то отвлекающую деятельность.


К числу таких отвлекающих приемов мы относим настой­чивое сосредоточение внимания на вопросе: «А почему у меня вдруг ухудшается настроение, что явилось источником ухуд­шения?» В некоторых случаях такое концентрированное «по­чему» приводит к некоторому смягчению тоскливого самочув­ствия (по общему механизму угашения интенсивности эмоции при попытке сосредоточенно анализировать ее источники). В ряде других случаев оказывается полезным переключение вни­мания на ситуацию деятельности, интенсивно отвлекающую внимание больного от прямого осознания своей дисфории.


Естественно, что врач как в предварительной беседе, так и в процессе гипнотического внушения, не может конкретизиро­вать все эти вопросы применительно к каждому участнику группы, но бывает так, что предложение со стороны врача «быть бдительными к первым признакам проявления дисфо­рии» приводит к тому, что пациент, исполняя указания врача, сам уточняет свою индивидуальную «семиотику» начальных признаков дисфории.


Комментарий: Последствия алкоголизма у подростков наиболее серьёзные чем у взрослых и приводит к серьёзным сбоям в развитии.


Иногда в такую формулу противодействия больной вклю­чает максимально выраженное логическое критическое проти­водействие своей дисфории. Приведем характерные в этом от­ношении высказывания больного Ш. (три года воздержания после лечения):


«Я научился говорить себе, что неверно думал я раньше, что вы­пивка — это следствие моего нехорошего нервного состояния. Я обманы­вал себя тем, что утверждал и врачам говорил, что у меня плохое само­чувствие возникает не после выпивки, а, наоборот, когда я совсем трезв; что у меня вдруг наступало тяжелое состояние, настолько тяжелое, что рад бы в петлю; я уверял себя, что выпиваю, чтобы справиться со своим плохим состоянием, а когда после выпивки получалось, в конечном итоге, безобразие, то тоже оправдывал себя тем, что случайно выпил больше, чем следует. Но вот теперь мне ясно, что все это было ложью, именно водка во всем виновата, теперь мои тяжелые самочувствия редки, значит все дело в вине, и я не вернусь к нему, я не переступлю больше этой гра­ницы, за которой существовало все самое мрачное в моей жизни».


д) Ситуация, связанная с переживанием утомления, общей слабости, душевной вялости, безынициативности, с привычным для пациента стремлением «немного выпить», чтобы почувст­вовать себя бодрее и работоспособнее. Основная формула противодействия заключается в напоминании себе принятого обещания ни при каких условиях не нарушить зарока. «Пусть лучше некоторое время я буду с этой душевной вялостью, но я


не допущу возвращения к вину. Я ведь знаю, как недолго действует это подстегивание».