К сравнительной характеристике алкоголь­ного и дорожного параноида. (История болезни № 1486)

История болезни № I486. Больной О., 1933 года рождения, поступил в Омскую психиатрическую больницу 30 октября 1956 г., выписан 15 нояб­ря того же года.


Из анамнеза: Рос и развивался нормально. Из перенесенных в прошлом заболеваний отмечает в 1954 г. сотрясение мозга и перелом ле­вой голени. Спиртными напитками не злоупотребляет. По характеру счи­тает себя спокойным. 26 октября выехал из Москвы в Магадан. Перед отъездом списался с родственниками. Первую ночь в дороге провел спо­койно, на другой день выпил 250 грамм водки. Вечером услышал, будто бы кто-то из пассажиров на верхней полке ведет разговор о том, что его необходимо убить; совещались, как это лучше сделать. Всю ночь не мог уснуть, просидел до утра, в страхе забившись в угол купе. Утром, проходя по коридору в уборную, слышал как тот же голос произнес: «Вот подходя­щее место для того, чтобы расправиться с ним». Испугавшись, закрылся в уборной и в течение 4 часов просидел там, вооружившись топором.


В дверь стучались его товарищи и проводник, просили открыть, однако ом никому не доверял, считая, что все в заговоре против него. На одной из станций вылез через форточку, бросился бежать к стоявшему на запасных путях электровозу, быстро забрался по лесенке на крышу. При попытке снять его оттуда угрожал ножом. Слез с электровоза только после того как эшелон отправился дальше. В первый день пребывания в больнице был спокоен. Критика к случившемуся отсутствовала, однако считал, что в больнице он избавился от своих преследователей и находится здесь в пол­ной безопасности. На другой день состояние больного резко изменилось: стал тревожным, напряженным, заявлял, что лица, преследовавшие его в поезде, под видом больных проникли в больницу с целью расправиться с ним, полагал, что живым ему отсюда не выйти, просил изолировать его «хотя бы в ванную комнату или же карцер», несколько раз в страхе пы­тался выскочить из палаты. Спустя 5—6 дней, после проведенного лечения длительным сном и симптоматическими средствами, состояние улучшилось. Исчезли бредовые идеи, страх, появилась критика ко всему пережитому. Был выписан из стационара с полным выздоровлением на 15-й день.


В приведенном случае заболевание началось остро, проте­кало бурно, с резко выраженным страхом, тревогой, возбуж­дением. Следует отметить наличие дополнительных факторов, снизивших сопротивляемость нервной системы и несомненно способствовавших развитию заболевания. К их числу отно­сятся перенесенная два года назад травма черепа и употреб­ление перед отъездом и в пути алкоголя. Может возникнуть мысль о наличии в данном случае алкогольного параноида, однако отсутствие алкогольного стажа и своеобразная клини­ческая картина позволяют исключить это заболевание.


Комментарий: Мы ведём борьбу с алкогольной зависимостью уже много лет. Вы не поверите, что жизнь такая яркая без алкоголя.


У всех больных наблюдалось расстройство сна, а у неко­торых больных бессоница предшествовала началу заболева­ния. Большинство больных молодого возраста: до 30 лет — 14 человек, 6 человек были в возрасте от 30 до 40 лет и 6 че­ловек — старше 40 лет. О длительности пребывания в стацио­наре можно судить по следующим цифрам: до 10 дней — 7 человек, от 11 до 20 дней — 8 человек, от 21 до 30 —4 чело­века, свыше 30 дней — 7 человек. Таким образом, пребывание в стационаре большинства больных оказалось непродолжи­тельным. Часто уже в первые дни у больных исчезали бредо­вые идеи, тревога, и они становились спокойными. Гораздо позднее появлялась критика к перенесенному заболеванию. У некоторых она отсутствовала даже при выписке из боль­ницы в хорошем состоянии. Лечение больных в основном сво­дилось к назначению симптоматических средств и проведе­нию длительного сна. Только у 4 человек с затянувшимся течением возникла необходимость в проведении лечения ин­сулином (у одного из них — шоковыми дозами).


Обращает на себя внимание, что 7 человек находились в больнице более месяца. Такое течение не является характерным для дорож­ных психозов и, как правило, наблюдалось в тех случаях, когда заболеванию предшествовало длительное переутомле­ние, приведшее к резкой астенизации, или когда к основному заболеванию присоединялось дополнительное соматическое (в четырех случаях). У двух больных в прошлом имела место травма черепа. Все это свидетельствует о легкой обратимо­сти болезненного процесса даже в тех случаях, когда забо­левание принимает относительно затяжное течение. С полным выздоровлением был выписан 21 человек, с значительным улучшением 4 человека и один был выписан родственниками без существенных изменений в его психическом состоянии.


У другой группы больных (16 человек) заболевание так­же началось в дороге, но прошли они через стационар с диаг­нозом алкогольный параноид. Этот диагноз был поставлен на основании: во-первых, длительного алкогольного стажа (не менее двух лет), во-вторых, связи начала заболевания с злоупотреблением спиртными напитками, нередко в большом количестве. У 7 больных перед началом заболевания отмеча­лась вынужденная бессонница в течение продолжительного времени, трое больных в прошлом перенесли травму черепа. Все больные в психиатрический стационар поступали впер­вые. Возраст больных от 21 до 40 лет. Заболевание характе­ризовалось острым началом, быстрым нарастанием всех симптомов, бредом преследования, возбуждением.


После по­мещения в стационар в первые же дни у большинства боль­ных после проведенного лечения симптоматическими средст­вами и длительным сном состояние быстро улучшалось, они становились спокойней, исчезали бредовые идеи, несколько позднее появлялась критика. 4 человека были выписаны без наличия критики. Средняя продолжительность пребывания в стационаре 12 дней, при этом 10 человек находились в нем не более 10 дней, 5 человек — не более 20 дней и только один задержался свыше месяца из-за хирургического вмешатель­ства по поводу обморожения стоп. Проведенное лечение во всех случаях оказалось эффективным: 14 человек было выпи­сано с выздоровлением, двое со значительным улучшением.

Сравнивая эту группу с предыдущей, нам не удалось от­метить никакого существенного различия в клинической кар­тине, течении и исходе заболевания. Кроме того, не отмечается какого-либо характерного отличия и от больных с дорожным параноидом без употребления алкоголя вообще. Все они имеют сходство в клиническом отношении, и, по всей вероят­ности, представляют одно и то же заболевание с единым пато­генезом. Нам кажется, что алкоголь в развитии этого забо­левания не является основным патогенетическим фактором. Он лишь, наряду с другими, ослабляющими организм момен­тами, как бы готовит почву для развития заболевания.