Острые алкогольные шизофреноподобные психозы. (Продолжение 2)

Наконец, мы располагаем одним случаем, где в течение алкогольного психоза вслед за галлюцинозом следовало дли­тельное кататоническое состояние.


Больная 29 лет поступила в больницу 13/IX 1958 г. и на­ходится в ней по настоящее время. У больной злоупотреб­лявшей алкоголем в течение 6 лет, в 29-летнем возрасте раз­вивается психоз, имеющий сложную структуру. Вначале он протекает в виде типичного алкогольного психоза, начинается с бессонницы, страха и наплыва устрашающих слуховых гал­люцинаций с ундулирующим сознанием. Галлюцинаторные переживания аффективно окрашены, и поведение целиком обусловлено их появлением и исчезновением. Ухудшение в ночное время с усилением двигательного беспокойства и, на­конец, быстрый выход из психотического состояния с пра­вильной критической его оценкой соответствуют симптомам белой горячки. Но в дальнейшем после некоторого астениче­ского состояния развивается кататонический синдром, кото­рый держится длительное время. Состояние, описываемое у нашей больной, частично совпадает с описанием Жислина.


Жислин отмечает, что полное выздоровление таких больных наступает так же быстро, как и при других случаях алкоголь­ного галлюциноза, а у нашей больной болезнь тянется уже 4 месяца.


По одному случаю вывод сделать трудно, но можно поста­вить вопрос о том, что кататонические состояния при алко­гольных психозах могут затягиваться на более длительный срок, чем это описано в литературе.


Для всех острых шизофреноподобных алкогольных психо­зов характерным является то, что шизофреноподобная симп­томатика развивается чаще на фоне алкогольного галлюци­ноза и реже на фоне белой горячки.


Комментарий: Восстановление организма после алкоголизма — один из самых главных аспектов лечения. Ведь человек координально меняет свою жизнь, и в этом ему нужно помочь.


Символические действия, ступор в моторике, бредовые идеи, не связанные с непосредственными фактами из жизни больных — все эти симптомы, свойственные шизофрении, имеются у наших больных. Но, если при шизофрении упомя­нутые симптомы развиваются на фоне эмоциональной тупо­сти, то у наших больных всегда удается отметить мягкость, синтонность в реакциях на окружающее. К тому же у них эмоциональная реакция на галлюцинаторно-бредовые пере­живания всегда менялась соответственно содержанию галлю­цинаций и бреда. У большинства больных шизофреноподоб­ная симптоматика являлась звеном в течении алкогольного психоза, но и в этом звене также можно было уловить эле­менты, идущие от алкогольного психоза.


Наши наблюдения показали, что при рецидивах картина психозов не оставалась неизменной. У некоторых больных первые алкогольные психозы являли собою белую горячку или алкогольный галлюциноз, и только при последующих рецидивах острый алкогольный психоз приобретал шизофре- ноподобную картину. У других дебюты алкогольного психоза выливались в шизофреноподобные картины, а после них ре­цидивы протекали в виде алкогольного галлюциноза и белой горячки.


Мы пытались выяснить вопрос о том, почему у одних больных шизофреноподобная симптоматика проявляется в первых приступах болезни, а у других только в последующих, при рецидивировании алкогольного психоза, у одних больных эпизодически, а у других на протяжении всего алкогольного психоза, но ответа не могли найти. Для нас ясным является только то, что появление после приступа шизофреноподоб- ного психоза нового рецидива болезни в виде типичного алко­гольного психоза или белой горячки, без дальнейшего нараста­ния шизофренической симптоматики доказывает, что шизофре- >ноподобный психоз, развившийся на фоне алкогольного галлю­циноза, имеет алкогольную этиологию. Это ставит под сомнение утверждение, что алкогольный галлюциноз не может суще­ствовать самостоятельно, а развивается только как шизофре­нический психоз.