Острые алкогольные шизофреноподобные психозы. (Продолжение 1)

В третьей группе алкогольных шизофреноподобных пси­хозов, в отличие от первых двух, картина алкогольного гал­люциноза превалирует, а шизофреноподобная симптоматика является лишь фоном. По ее исчезновении развивается асте­ническая симптоматика в виде вялости, напоминающей вя­лость при шизофрении, но не стойкой, быстро сменяющейся выздоровлением.


У больного 31 года психоз начался, как и у представите­лей двух предшествовавших групп, тоже после длительного злоупотребления алкоголем в течение 15 лет. Психотическая симптоматика с самого начала и в последующий период забо­левания у него является характерной для алкогольного гал­люциноза. С самого начала больной слышит устрашающие голоса, и все его поведение определяется наличием обманов слуха: он прячется, не может уснуть, закрывает окна, двери и говорит жене, что его арестуют, что за ним следят шпионы. С нарастанием страха нарастает и резкое моторное возбуж­дение, и только на 7-й день галлюциноза эта симптоматика постепенно отходит на второй план, а на первый выступают шизофреноподобные симптомы. Возбуждение постепенно сти­хает, больной становится недоступным контакту, хоть и озлобляется в ответ на попытки других лиц помешать врачу установить с ним контакт.


Комментарий: Также, в своей клинике мы предлагаем помощь семьям алкоголиков. Ведь они как никто переживают за дальнейшую судьбу родственника!


Затем симптоматика алкогольного галлюциноза снова приобретает выразительность, не мень­шую, чем в начале психотической вспышки, вытесняя указан­ные шизофреноподобные симптомы. Больной только на очень короткое время проявляет растерянность, когда он говорит: «Не знаю, где я и что со мной», тем не менее, эту растерян­ность он сам пытается анализировать. Точному анализу пре­пятствуют ошибки суждения, причем материалом ошибочно­го суждения служит содержание галлюцинаций и личное прошлое. Рассуждая о том, где он и как оказался изолиро­ванным от привычной жизни, больной высказывал различные бредовые догадки и тут же спрашивал, что с ним теперь бу­дет. Содержание галлюцинаторно-бредовых переживаний было связано с реальными фактами из жизни больного, яв­ляясь типичным для алкогольного галлюциноза.


На втором месяце заболевания слуховой галлюциноз и . бредовые идеи преследования остаются, но у больного исче­зает живость эмоциональных реакций на галлюцинаторно- бредовые переживания. Он постепенно впадает в астено-деп- рессивное состояние, на свидании с женой не расспрашивает о положении семьи, малоактивен, малоподвижен.


Астено-депрессивное состояние длилось около 10 дней, затем начался постепенный выход из него. Больной становил­ся активнее, общительнее, живее. В этом периоде обманов восприятия и бредовых переживаний он не обнаруживал, и через две недели наступило полное выздоровление с крити­кой к пережитому в период болезни.


Таким образом, у больных данной группы симптомы ал­когольного галлюциноза доминируют над шизофреноподоб- ными. Шизофреноподобное. вклинивалось в алкогольный галлюциноз, на короткий промежуток в начале и перед вы­ходом из заболевания, когда больной находился в астено- депрессивном состоянии. Конечно, при выходе бездеятель­ность и малоподвижность могли отдаленно напоминать апа- тико-абулическое состояние при шизофрении, однако при более углубленном зондировании эмоционального состояния выявлялся живой эффективный резонанс. И в этой группе выход из психоза без дефекта давал основание исключать шизофрению и диагносцировать своеобразную шизофренопо- добную форму алкогольного психоза.