К патогенезу и клинике алкогольного бреда ревности. (Продолжение)

Больной П., 44 лет, поступил на судебно-психиатрическую экспертизу в Киевскую психоневрологическую больницу им. акад. Павлова 27/Х 1958 г. после убийства жены. П. окончил среднюю школу и военное училище. В 1944 г. был контужен. После контузии отмечались эпилептические при­падки, но он продолжал службу в армии до 1948 г. В 1948 г. был осужден за злоупотребление на 7 лет лишения свободы. Будучи освобожден в 1955 г., работал в торговой сети. В течение нескольких лет злоупотреб­лял спиртными напитками, часто являлся на работу в нетрезвом состоянии. Когда не было денег, продавал вещи, чтобы купить водку, опохмелялся. Однажды его старший сын, поссорившись с ним, начал укорять мать в из­менах отцу в тот период, когда тот отбывал наказание. У П. возникли подозрения, что она и теперь ему неверна. С этого момента, как говорит испытуемый, «я потерял покой, в любой обстановке мысленно возвращался к тому, что сказал сын». Я обратил внимание, что она стала ко мне невни­мательной, не заботилась обо мне, иногда не приходила с работы ноче­вать. П. несколько раз встретил жену с незнакомым ему мужчиной, застал их однажды вместе в ресторане, а затем на какой-то квартире, узнал, что они были в близких отношениях, и однажды, застав жену у знакомых, нанес ей ножевое ранение, от которого она. скончалась. П. в ясном созна­нии, все виды ориентировки сохранены.


Сложившуюся ситуацию правильно оценивает, беспокоится за исход следственного дела и свою дальнейшую судьбу. Интеллектуально-мнестических нарушений не обнаруживает. Рас­стройств восприятий и бредовых идей нет. Органической неврологической симптоматики не выявлено. В данном случае у исследуемого, который рань­ше никогда не ревновал жену, мы констатируем острое возникновение сверхценной идеи ревности после сообщения сына об изменах жены, подтвержденных в дальнейшем им лично.


Комментарий: Мы также предоставляем нашим клиентам услугу кодирования от алкоголизма гипнозом. Если Вы боитесь принимать различные препараты, тогда эта услуга специально для Вас.


Сверхценные идеи монотематичны, близки к действительно­сти, часто- ее отражают, обнаруживают возможности времен­ного или постоянного коррегирования, сопровождаются сом­нениями, колебаниями, неуверенностью в истинности их, причем коррегируется не сама по себе идея, а аффективное отношение к ней. Наблюдения показывают возможность мерцания аффек­тивной напряженности сверхценных идей, большей или мень­шей интенсивности выражения их в зависимости от изменений ситуации и степени обратимости алкоголыю-токсемических нарушений. Сверхценные идеи подчиняются закономерностям, характерным для психогенных .реакций: они возникают вслед за психической травмой, отражают ее и исчезают при благо­приятном изменении ситуации.


 В литературе нет достаточно четкого разграничения понятия доминирующих и доминантных идей. Выражением доминирующих идей являются сверхценные идеи, не лишающие возможности проявления других интересов и стремлений личности, возможности продолжать обычную жизнь и деятельность. В отличие от этого, при доминантных идеях, проявлением которых являются параноические идеи ревности, подавляются все другие интересы и стремления, все помыслы больного’ сосредоточиваются на идеях ревности, ли­шая больного возможности трудиться и находиться в обществе. При параноическом бредообразовании обнаруживаются различные виды бредовых идей, систематизирующихся вокруг центральной идеи ревности.