К клинике и лечению белой горячки.

М. П. Кутании, М. Г. Малкина, Р. С. Алфеевский, А. М. Горшкова (Саратов)


Постоянно ведущаяся в широких масштабах противоалко­гольная пропаганда не соответствует относительно недоста­точной на современном этапе научной разработке вопросов клиники и лечения хронического алкоголизма и алкогольных психозов.


Надо полагать, что слабое освещение в отечественной научной литературе вопросов алкоголизма вытекает из значи­тельного уменьшения общего ‘количества больных алкоголь­ными психозами. Так, А. М. Рапопорт отмечает невысокий процент алкоголиков в психиатрических учреждениях, причем подчеркивает, что «столь частые в прежнее время белая го­рячка, алкогольный корсаковский психоз, острый галлюциноз в -настоящее время редки».


В зарубежной литературе немалое внимание уделяется вопросам токсикомании, так как число лиц, страдающих хро­ническим алкоголизмом и алкогольными психозами, катастро­фически прогрессирует в самые последние годы появился ряд монографий, статей и целые номера специальных журналов, посвященных этой проблеме. В этих работах освещаются воп­росы клиники, лечения, патологической анатомии, общебиоло­гических сдвигов, возникающих при хроническом алкоголизме и алкогольных психозах. Особенно большое место уделяется вопросам классификации. Большинство французских авторов рассматривает алкогольные нервно-психические нарушения как алкогольные энцефалопатии, делит их на подострые и хрони­ческие п выделяет ряд своеобразных форм (Гайе-Вернике и др.). Эти попытки имеют несомненный интерес.


В нашей практической работе мьг почти не наблюдаем та­ких тяжелых форм алкогольных энцефалопатии, как острая мозжечковая энцефалопатия, корсаковский психоз и др., а чаще диагносцируем белую горячку.


Мы обратили внимание «а своеобразие течения нервно- психических заболеваний в настоящее время и, в частности, на нечеткость клинической картины белой горячки по сравнению с яркими проявлениями этого психоза в прошлом (Маньяк). Хорошо известно, что под влиянием биологических и социаль­ных факторов, с течением времени, меняются картины болез­ней. Это относится в равной мере как к общесоматическим и инфекционным заболеваниям, так и к белой горячке и другим психозам. На этом вопросе весьма своевременно остановился Н. Г. Сурна и подчеркнул, что слишком мяло статей посвя­щается изучению изменений в картине болезней. Мейер, Шмидт и Кизе отмечают, что со времени классического описания в симптоматологии белой горячки произошли изменения.


Комментарий: Только в «Первой клинике» самые эффективные методы лечения алкоголизма. Нам доверяют самых близких людей!


Мы хотим поделиться своими наблюдениями по клиниче­ской симптоматологии и лечению белой горячки. Следует сразу оговориться, что наши цифровые данные носят несколько односторонний характер в силу специфичности отделения. Мы в основу нашей работы взяли контингент больных с алкого­лизмом и алкогольными психозами, наблюдавшихся в город­ском психоприемнике и психиатрической клинике, что, естест­венно, значительно повысило общее количество больных алкоголизмом и относительно уменьшило число случаев белой горячки. Всего 1мы проанализировали 196 историй болезни с диагнозом белой горячки (причем максимально отбросили все сомнительные случаи), что составляет 13% по отношению к общему количеству поступлений по поводу алкоголизма и алкогольных психозов. Из 196—10 человек женщины, т. е. 5%.


Анализ нашего материала показал, что в настоящее время ряд симптомов почти’ не наблюдается вовсе или же они выра­жены крайне слабо. Основной симптом — дезориентировка — в большинстве случаев бывает выражен нерезко: больные по­нимают, что они находятся в больнице, достаточно ориенти­руются во времени, могут сказать, как давно они стационированы.


Особо- следует остановиться на симптоме профессиональ­ного бреда, ярко описанного старыми авторами. Этот своеоб­разный и типичный для белой горячки симптом в настоящее время у нас почти не встречается. Он имелся лишь в двух слу­чаях из 196, тогда как в зарубежной литературе этот симптом выдвигается, как один из основных.


Галлюцинации носят живой, образный, подвижной, часто устрашающий характер. Наблюдаются, как правило, классиче­ские зрительные и тактильные галлюцинации, но особенно мы хотели бы отметить почти постоянное сосуществование слухо­вых галлюцинаций в форме окликов, стуков и более ярких