К клинике начальной стадии алкогольной болезни. (Наблюдение 3. продолжение)

По совету товарищей попробовал утром выпить грамм 100—U50 водки, водка каза­лась неприятной на вкус, но указанные явления сняла. С этого времени начал опохмеляться. Опохмелялся водкой не всегда, иногда просто пил крепкий чай, но описанные состояния проявлялись неизменно после каждой выпивки. В этот период стал хуже работать, работа требовала физического напряжения, и больной сильно уставал, резко упала выработка. Жена отмечала, что он стал угрюмым, нелюдимым, легко раздражался по пу­стякам, мог ее обидеть, оскорбить из-за мелочи, чего раньше никогда не случалось.


По утрам с раскаянием говорил о своем пьянстве, обещал ни­когда больше не пить, но зарок больше 2—8 дней не выдерживал. Через 5 месяцев после начала похмелья по настоянию жены уехал с севера. По возвращению в Москву устроился на хорошо оплачиваемую, нравившуюся ему работу. Около 3-х месяцев вообще не пил, стал вновь внимателен к семье, спокоен, сдержан. Но вскоре вновь стал иногда выпивать, хотя только с получки и по праздникам. Но по-прежнему «меры не знал», стоило выпить больше 100—160 грамм, как тянуло еще, шел, находил себе компа­нию или приносил водку домой и пил один. Напившись, ложился спать и спал крепким сном до утра.


Комментарий: В «Первой клинике» мы проводим лечение последствий алкоголизма. Теперь вы снова сможете плодотворно работать и радовать своих родных и длизких.


По утрам, по словам больного, вставал све­жим, «чайку выпью и на работу пойду». Так пил по 1—2 раза в месяц в течение полутора лет, никогда не опохмеляясь и не испытывая в этом потребности. Однажды на работе у вольного произошла крупная неприят­ность: его обвинили в неправильной наладке станка и произошедшем вследствие этого брака. Такое решение он считал несправедливым, очень обиделся, несколько дней ни с кем не разговаривал. В эти дни начал выпивать ежевечерне, напиваясь допьяна. Через 2—3 недели такого пьянства вновь появилось желание опохмелиться, нарушился сон, по утрам появилось расстройство настроения, раздражительность, потливость.


 Спустя 2 недели такого злоупотребления, с утренним похмельем, пришел в дис­пансер. Объективно: на лице под глазами отеки, язык обложен, дыхание учащено до 20—25 в минуту, пульс 92 в одну минуту, тоны сердца глухо­ваты, АД = 100/60. Легкий тремор пальцев вытянутых рук, мимическое беспокойство мышц лица. Сухожильные и периостальные рефлексы резко оживлены, рефлексогенная зона расширена. Гипергидроз. Психически: мрачен, угнетен, о себе говорит неохотно, раздражается при подробных вопросах, «и так все ясно». В приемной бурно выражал неудовольствие ожиданием, стремился уйти, с трудом был удержан женой. Во время сбора анамнестических сведений грубо прерывает жену: «ты наговоришь!» Со­глашается, что ему надо лечиться, хотя считает, что пьет «от дури» и по­тому, что «так жизнь сложилась».


С сентября 1958 г. больному начато лечение антаэтилом. Через 6 недель воздержания на приеме спокоен, подробно и охотно рассказывает о себе, сокрушается возобновлением пьянства, с полной критикой относится к прошлому, твердая установка на воздержание.