К клинике начальной стадии алкогольной болезни. (Наблюдение 3)

Больной Г., 1935 года рождения.


Из анамнеза: В семье нервно-психических заболеваний не было, алкоголем никто не злоупотреблял. Со слов матери знает, что в детстве рос и развивался правильно, о перенесенных в этом периоде заболеваниях не помнит. Рано оставшись без отца, жил в трудных материальных усло­виях. Себя помнит с 5 лет и характеризует, как спокойного, никогда ни с кем не ссорившегося, покладистого, но обидчивого. В школу пошел с 7 лет, в первых классах школы учился отлично, хотя учителя считали его несколько непоседливым и ленивым. В старших классах из-за ухудшения материального положения в семье стал хуже учиться, дома не было обста­новки для занятий, плохо питался.


Окончив 7 классов, сам заявил матери, что учиться дальше не будет. С Г5 лет работает слесарем-сборщиком. В эти военные годы работать приходилось помногу, иногда по 2—3 смены, очень уставал, но даже в этот период находил время сходить со сверстни­ками в кино или на каток. Легко освоил профессию, считался -смышленным и шустрым пареньком. В 16-летнем возрасте у больного был обнаружен инфильтративный туберкулез легких, после наложения пневмоторакса с работы был вынужден уйти, около года находился на инвалидности 2-й группы. В этот период много читал, особенно увлекался историческими и военными романами. Через год вновь поступил на работу слесарем. В этот период познакомился со своей будущей женой, которая характери­зует его как мягкого, покладистого, никогда не спорившего человека.


Комментарий: Ни для кого не секрет, что последствия алкоголизма проявляются не сразу. Оградите себя от печальных последствий. Обратитесь в «Первую клинику».


 В возрасте 20 лет женился, состояние здоровья было в это время уже хорошим, с учета в туберкулезном диспансере был снят. Бывая с женой в компании товарищей по работе, начал иногда выпивать; предельной дозой для себя считал 200—300 грамм водки, от этого количества сильно пьянел. В опьянении, по словам жены, бывал весел, пел песни, любил плясать, если «перепивал лишнее», тошнило, бывали рвоты. По утрам ощущал го­ловную боль, чувство разбитости, иногда бывали и утренние рвоты. Вскоре был направлен на работу на Дальний Север, там начал выпивать «за компанию», «все пили — работа такая». В течение года выпивал ежед­невно, после работы, пил спирт, постепенно дозы выпиваемого увеличивал, через 3—4 месяца после начала систематических выпивок начал испыты­вать потребность в алкоголе. Если по какой-либо причине в этот день не выпивал, «чего-то не хватало», каждый раз находил новую причину, повод для приема спиртного: то сильно промерз на работе, то с начальником поссорился и т. д. Дома спиртного никогда не оставалось, так как, по словам жены, «сколько не принесешь, все выпьет».


Выпив дома, шел к то­варищам, искал, где бы выпить еще. Начал допиваться до того, что не­сколько раз в мороз сваливался на улице, чуть не замерз. Дозу, которую выпивал в это время, точно определить не может, но знает, что выпивал никак не меньше 600—700 грамм. В пьяном виде сваливался спать, спал без пробуждений, по утрам вставал с легкой головной болью и шел на работу; из того, что было вчера, ничего не помнил. Через 7—8 месяцев после начала регулярных выпивок характер пьянства изменился; после выпивки вечером просыпался необычно ‘рано, в 5—6 утра с ощущением, что что-то «сосет в желудке», испытывал неопределенную тревогу, был крайне раздражителен, отмечал потливость, ощущение удушья.