К клинике начальной стадии алкогольной болезни. (Наблюдение 2. продолжение)

Около года тому назад того, что выпи­вал с приятелями, оказывалось мало — «выпью грамм 300 водки — внутри точно сосет, еще надо», частенько стал приносить еще «четвертинку» домой, выпивать ее дома в одиночку. Упреки жены, что он пропивает много денег, всё время останавливали его, по 2—3 недели не пил, но «как с получки выпью —снова тянет напиться». Закусывать водку перестал, обычно вы­пивал «на троих», закусывая одним огурцом или помидором. За 7—8 меся­цев до обращения в диспансер стал замечать, что количество выпиваемого резко возросло, начав пить, выпивал в этот день до 600—700 грамм водки, «пил пока ноги держат», несколько раз в нетрезвом виде сваливался на улице, неоднократно собутыльники вытаскивали у него всю получку, сни­мали одежду. Один раз попал в вытрезвитель. Что с ним бывает во время таких опьянений, как добирается домой — решительно не помнит. По словам жены, придя домой, немедленно, иногда не раздевшись, валится спать. Утром встает с тяжелой головной болью, но считает, что того ощущения разбитости, вялости, общего недомогания, которое бывало раньше, теперь нет. Никогда не опохмеляется. Последние месяцы такие эпизоды пьянства бывают два, иногда три раза в месяц, в промежутках не пьет. Считает, что каждый раз это связано с «выпивкой в получку», причем начинает он пить с расчетом выпить грамм 200 «за компанию», но затем удержаться не может. Обратился в диспансер по настоянию жены и так как чувствует, что «что-то в нем изменилось». По словам жены, стал раздра­жительным, грубым, менее заботливым к семье, к сыну. Больной пришел в диспансер на следующий день после эпизода пьянства.


Объективно со стороны внутренних органов отклонений от нормы не отмечается, в крови легкий сдвиг лейкоцитарной формулы вправо, моча без изменений. Со стороны нервной системы патологии не обнаружено; тремора не отмечается, рефлексы не оживлены. Психически: откровенно, хотя и немногословно и сдержанно рассказывает о себе, очень смущен необ­ходимостью обратиться к врачу по такому поводу. Считает, что «это не болезнь, а дурь», но сам не может объяснить, что с ним происходит. «И не хочу пить, но стоит 100 грамм выпить, что делается—-не знаю, так и тянет». Отмечает, что изменился по характеру, стал злым, все мешает, раздражает, работа надоела, «из рук валится». «Домой придешь — ничего не радует». Сокрушается, что стал хуже относиться к семье. Обращается к врачу с твердым намерением и просьбой помочь ему, «чтобы он совсем не мог пить».


Комментарий: Способы лечения алкоголизма в «Первой клинике» являются самыми эффективными в России. Приходите, мы обязательно поможем.


После двухмесячного наблюдения и полного воздержания больной стал значительно мягче, ласковее в семье, спокойнее, стал лучше рабо­тать.


В приведенном случае особенно отчетливо выступает пери­од привыкания к алкоголю и нарушение защитных реакций. Возникновение толерантности, исчезновение контроля, потеря аппетита после употребления алкоголя, возникновение не­удержимых влечений после первой дозы самим больным ощу­щается как нечто чуждое, болезненное. После двухлетнего злоупотребления тяжесть симптоматики нарастает, часты ста­новятся амнезии, нарастает астенический синдром. Однако, и здесь эпизоды пьянства еще редки, начало их связано с ситу­ацией, явлений похмелья нет, а личностные изменения не стой­ки и легко поддаются обратному развитию. Все это позволяет и этот случай отнести к случаю начальных форм алкогольной болезни.