К клинике начальной стадии алкогольной болезни. (Наблюдение 1. продолжение)

Пил понемногу, грамм по 100, иногда 2—3 раза в день. В это время уже испытывал удовольствие от самого процесса упо­требления алкоголя, от самого состояния легкого опьянения, в которое он себя приводил. Через 6 месяцев почувствовал, что если он не выпьет в этот день, ему чего-то не хватает, тянуло зайти куда-либо и выпить. Если прежде для выпивки непременно нужна была компания, то теперь мог зайти в пив­ную и пить один. В 1956 г. в возрасте 36 лет, поступив на интересную работу, увлекся ею, пить бросил, считался способным, талантливым инже­нером, очень много времени отдавал своему делу, и, если иногда и выпи­вал вечером, то без всякого стремления и тяги ,к алкоголю. Вынужденный по работе встречаться со многими людьми, около года тому назад часто начал выпивать за компанию. Через 7 месяцев после начала таких выпи­вок, выпив с товарищами грамм 100, испытывал стремление пить дальше, шел один в бутербродную, пивную, выпивал до 300—400 грамм водки. Иногда напивался настолько сильно, что не помнил, как возвращался домой. Такие эпизоды были вначале крайне редкими, но затем стали повто­ряться значительно чаще. В последнее время с каждой получки непременно напивается допьяна. Во время употребления алкоголя теперь ничем не за­кусывает. Рвоты, которые бывали раньше при передозировке алкоголя, полностью исчезли. По утрам испытывал чувство разбитости, слабости, однако никогда не опохмелялся. За 2 недели до обращения в диспансер попробовал по совету товарищей утрам выпить грамм 100 водки. Немед­ленно почувствовал тошноту, облегчения водка не принесла.


При соматоневрологическом обследовании у больного отмечается не­которое оживление сухожильных рефлексов. Никакой иной патологии выявить не удается.


Со стороны психики: больной легко и свободно ориентируется в об­становке, охотно беседует с врачом, во время беседы держится с чувством достоинства. В то же время крайне удручен своим пьянством, ко всему происходящему относится с полной критикой. Сам отмечает, что последнее время стал крайне раздражительным, каждая мелочь, шум в комнате, не так сказанное родителями слово, может его вывести из себя. На работе стал быстрее утомляться, к концу рабочего дня ему трудно справляться с работой, часто появляется сонливость, угнетенное настроение. Интеллек­туально полностью сохранен, хорошо осмышляет задания, память не нару­шена, точно называет даты, запоминает сложные комбинации цифр. Решил обратиться к врачу, так как «сам не может понять причину своего пьянства».


Комментарий: Не сомневайтесь! Наши методы лечения алкоголизма самые совершенные и действенные! Обратитесь в «Первую клинику» и мы вернём Вам радость жизни!


После трехмесячного лечения и наблюдения в диспансере раздражи­тельность, утомляемость полностью исчезли, трудоспособность восстано­вилась.


Из приведенного наблюдения видно, что у больного без па­тологических отклонений от нормы в преморбиде, энергичного, активного и способного человека, до 30-летнего возраста упо­требление алкоголя носило случайный характер, было неиз­менно связано с ситуацией и никогда не являлось самоцелью. После перенесенной в возрасте 31 года психотравмы, попав в неблагоприятные условия службы, больной начинает прибе­гать к алкоголю — как средству отвлечения от ситуации. По­степенно потребление учащается, а дозировки увеличиваются. Дальнейшее развитие зависимости временно приостанавливается изменением ситуации и прекращением употребления алкоголя. Однако, возврат к систематическим выпивкам в те­чение нескольких месяцев приводит к потере контроля над


количеством выпиваемых напитков, резкому увеличению дози­ровок, появлению, в связи с этим, амнестических форм опья­нения, исчезновению рвот. Никаких явлений похмелья отме­тить не удается. Наряду с исчезновением защитных реакций у больного развивается астенический синдром, потребовавший для обратного своего развития трехмесячного лечения в усло­виях диспансера с полным воздержанием от алкоголя.