Алкоголизм в судебно-психиатрической практике. (Продолжение 2)

До сих пор мы говорили об изменениях личности и возник­новении психозов под влиянием хронического злоупотребления алкоголем. Отдельно следует остановиться на состояниях, не­посредственно связанных с приемом алкоголя и алкогольным опьянением. Правильная судебно-психиатрическая оценка алкогольного опьянения имеет особое значение в работе экс­перта. Излишне говорить, какое место занимает алкогольное опьянение в совершении правонарушений и соответственно в практике судебного психиатра.


В ст. УК РСФСР, говорящей о невменяемости лиц, страдающих временным или хроническим душевным заболеванием, имеется примечание о том, что на лиц, совершивших правонарушение в состоянии алкогольного опьянения, действие этой статьи не распространяется. Таким образом, простое опьянение в строгом соответствии с упомя­нутым выше примечанием к ст. 11 УК РСФСР, вне зависимости от степени и тяжести этого опьянения, не может освобождать обвиняемого от судебной ответственности. Наряду с этим, одним из временных болезненных расстройств душевной дея­тельности является так называемое патологическое опьянение. Немецкие психиатры (Бонгеффер, Крепелин и др.) пользова­лись данным диагнозом почт» во всех случаях выраженного опьянения, сопровождающегося неправильными поступками, агрессией и последующей амнезией. В отечественной литературе С. С. Корсаков и В. П. Сербский впервые придали более четкие границы этому состоянию. Институт им. проф. Серб­ского, как научно-методический центр, более 30 лет занимает­ся разработкой этих вопросов. По мере изучения клинических особенностей патологического опьянения сужались границы его диагностики, четче вырисовывались психопатологические симптомы и закономерности динамики этого психотического состояния.


Комментарий: Если ваш муж пьет каждый день, то не откладывайте и не ждите, что он образумится. Алкоголизм нужно лечить.


Параллельно сужению границ патологического опьянения -снижалось количество экспертных заключений с по­добной диагностикой и вытекающей из нее экскульпацией. За 7 лет—-с 1925 по 1932 г. — диагностика патологического опьянения в Институте им. проф. Сербского снизилась вдвое за счет того, что своеобразные формы опьянения у лиц с психопа­тией, истерией, травматическими поражениями были выведены за рамки патологического опьянения. В дальнейшем сотрудни­кам Института удалось доказать качественное отличие пато­логического опьянения от различных вариантов простого опьянения, в основе которых лежит различная степень алкого­лизации. Это сократило диагностику патологического опьяне­ния к 1944 г. еще вдвое. В своих работах М. И. Затуловский показал, что так называемые психогенная, маниакальная, депрессивная, астеническая и ажитированная формы патоло­гического опьянения. Автор выделил две формы патологиче­ского опьянения — параноидную или галлюцинаторно-пара- ноидную и эпилептиформную.


Эти же формы мы встречаем в работах А. Н. Бунеева, И. Н. Введенского и во всех руковод­ствах по судебной психиатрии. Выделение этих форм есть ре­зультат большой клинической работы по изучению многих слу­чаев патологического опьянения, прошедших экспертизу в Институте им. Сербского. Таким образом, патологическое опьянение является кратковременным психотическим состоя­нием, в возникновении которого алкоголь является лишь одной из многих других причин, таких, как бессонница, длительное переутомление, эмоциональное напряжение, инфекции, сома­тическое истощение и т. п.


Особо следует подчеркнуть, что в возникновении патоло­гического опьянения роль почвы существенного значения не имеет. В период Отечественной войны, несмотря на много­численные травматические повреждения мозга, количество случаев патологического опьянения не возросло, хотя у ряда травматиков появилась интолерантность к алкоголю и измени­лись формы и варианты простого опьянения. Наряду с этим, так называемая «патологическая почва» и в настоящее время является причиной ошибочной диагностики патологического опьянения, так же как и особое значение, придаваемое немо­тивированным поступкам, агрессивному поведению, несоответствий совершенных антисоциальных действий общественному лицу испытуемого, тяжести опьянения и т. п. Так, в одной из центральных психиатрических больниц Союза испытуемому Т. был установлен диагноз патологического опьянения на осно­вании того, что в прошлом он перенес травму головы, выпил 300 грамм водки и после ссоры с приятелем нанес ему 120 но­жевых ранений, явившихся причиной смерти последнего. Отмечается также положительная: производственная характе­ристика, которая, якобы, противоречит грубо антисоциальному поведению испытуемого в период правонарушения. Однако, комиссией врачей не было учтено, что и раньше в состоянии опьянения испытуемый бывал возбудим, агрессивен, что ра­нению предшествовала ссора и драка, что в дальнейшем испытуемый пытался скрыть следы преступления, уехал в дру­гой город, жил под другой фамилией, и, что самое ‘главное, никаких психотических симптомов в его поведении не отме­чалось.


Изучение испытуемых в условиях судебно-психиатрического стационара необходимо сочетать с наблюдениями в общих психиатрических клиниках, так как наличие такого сильного психогенного фактора, как судебная ситуация, всегда опре­деленным образом видоизменяет клиническую картину того или иного психического состояния. С этой точки зрения приказ Министра Здравоохранения СССР от 31/XII 1958 г. об улуч­шении лечебной помощи лицам, страдающим хроническим алко­голизмом, и о расширении больничной сети для последних открывает широкие возможности перед комплексным изуче­нием поставленных вопросов.